Исследования рака – экскурс в прошлое

Впервые связь между возникновением ракового заболевания и контактом человека с каким-либо веществом наблюдал еще в 1775 г. английский врач Персиваль Потт, который установил повышенную заболеваемость раком кожи у трубочистов. Совершенно обоснованно он предположил, что частички сажи при долговременном контакте с кожей могут вызвать рак.

Аналогичным образом наблюдения врачей открыли связь между раком мочевого пузыря у красильщиков и химическими веществами, с которыми они работали. Скоро выяснилось, что болезнь вызывает краситель бензидин, а порой и другие ароматические амины.

В 1914-1918 гг. японским исследователям удалось экспериментальным путем вызвать рак, повторно натирая кожу подопытных животных дегтем, а в 1932 г. установлено, что канцерогеном в данном случае является компонент дегтя бензо-пирен.

Эти результаты долгое время служили основанием считать, что за возникновение рака ответственны «неприродные» вещества, являющиеся продуктом человеческой деятельности и в природе не встречающиеся. Предполагалось, что эти «незнакомые» организму вещества, попадая в него, могут вызвать рак, потому что тело «не знает, что делать с ними».

Сегодня установлено, что организм человека и животных в состоянии превращать, метаболизировать и в конечном счете выводить из организма абсолютно чужие, «неприродные» вещества. Далее выяснено, что целый ряд «природных», т. е. встречающихся в природе, веществ может вызвать у человека рак. Это выделенные из растений различные вещества, например сафрол, капсаидин (из красного перца), катехолы, содержащиеся в растительных экстрактах, используемых для выделывания кож, и др.

Однако самыми сильнодействующими «природными» канцерогенами следует считать некоторые продукты жизнедеятельности плесени. Наиболее известными из них являются афлатоксины (из грибка Aspergillus flavus, растущего, например, на арахисе); 10 мкг афлатоксина введенного мышам подкожно, вызывает у них саркому подкожной ткани, Еще в 1914 г. Бовери высказал предположение о связи между мутагенным и канцерогенным действием веществ, но лишь 30 лет спустя начали рассматривать ДНК в ядре клетки как тот критический участок, который атакуют канцерогенные вещества. Однако потребовалось еще 20 лет, чтобы доказать взаимосвязь между мерой связанности некоторых ПАУ с ДНК и степенью их канцерогенного действия. Примерно в то же время (1964-1969 гг.) выяснилось, что целый ряд канцерогенов нуждается в «метаболической активации», в переходе из неактивного в активное состояние, причем прямо в клетках организма.

В общем, пусть даже очень приблизительно, можно сказать, что почти каждое вещество, которое в определенной концентрации токсично для организма, в намного меньшей (примерно на два порядка) концентрации канцерогенно для него; и, наоборот, каждое канцерогенное вещество в существенно более сильной концентрации для него токсично. В качестве одного из многих примеров можно привести соединения мышьяка.